Card image

В издательстве ACT выходит книга "Коллекция заблуждений"

9 месяцев назад

Княгиня Ольга, Борис Годунов, Александр I, Наталья Гончарова, Матильда Ксешинская…. Кажется, об этих исторических фигурах нам известно абсолютно все: где и когда родились, кого любили и ненавидели, с кем дружили, а с кем – враждовали. Но что если утвердившиеся в наших умах представления – лишь иллюзия, сотканная из стереотипов, домыслов и пустых слухов? Где в этих биографиях правда, а где – ложь?

 

«Коллекция заблуждений. 20 самых неоднозначных личностей мировой истории» – это новый взгляд на самых известных и вместе с тем самых противоречивых героев прошлого, который полностью перевернет вашу картину мира.

 

Открыт предзаказ на книгу «Коллекция заблуждений. 20 самых неоднозначных личностей мировой истории». Книгу можно заказать по ссылке https://www.labirint.ru/books/802687/

 

 

Делимся отрывком из книги:

 

«Матильда Кшесинская прожила жизнь длиною в 99 лет, повидала три революции и две войны, преодолела травмы и онкологию и все равно любила жизнь. Друзья шутили, что в её жилах течёт не кровь, а шампанское. Всю жизнь ее сопровождало множество легенд, слухов и сплетен. Кшесинская была самой яркой звездой российского балета рубежа XIX–XX века.

Она первая вступила в борьбу с иностранными танцовщицами, которую выиграла; первая из русских танцовщиц смогла делать 32 фуэте подряд, и единственная получила звание заслуженной артистки Императорского балета. Редкостное явление — Матильда танцевала на бис на гастролях даже в Парижском «Гранд-Опера». Но русское общество считало, что ее головокружительный успех на сцене напрямую зависит только от влияния покровителей из царской семьи. Она обладала необычайной живостью характера и бешеной энергетикой. Матильда Кшесинская в юном возрасте смогла построить близкие отношения с мужчинами царской семьи и иметь влияние при дворе, как никто из балерин. В глазах большинства людей она была коварной обольстительницей и великолепной интриганкой.

… По традиции выпускной экзамен в Императорском Театральном училище проходил при полном участии царской семьи. Сценарий был всегда одинаков: после спектакля все ученики в театральных костюмах собирались в большом репетиционном зале для представления царственным особам. Кандидатуры лучших выпускниц заранее отбирались из числа лучших воспитанниц — так называемых «пепиньерок», в число которых Кшесинская не входила, потому что была приходящей. Но государь, заметив талантливую балерину на представлении, вопреки традиции, затребовал Матильду и напутствовал ее: «Будь украшением и славой

нашего балета!». Позже в мемуарах она написала: «Слова Государя звучали для меня как приказ. Быть славою и украшением русского балета — вот то, что теперь волновало мое воображение. Оправдать доверие Государя — было для меня новой задачей, которой я решила посвятить мои силы». И она действительно посвятила этому всю свою жизнь, поднимая

престиж русского балета по всему миру.

Также Александр III пригласил Матильду участвовать в торжественном обеде в честь выпуска, где посадил её между собой и  сыном Николаем, двусмысленно погрозив обоим: «Смотрите только, не флиртуйте слишком!» Ей было тогда 17 лет, а наследнику шел 21-й год. Кшесинскую сильнее всего поразили его голубые глаза, сияющий добротой взгляд.

С ее стороны это была любовь с  первого взгляда, и  она написала в мемуарах: «Когда я прощалась с Наследником, который просидел весь ужин рядом со мною, мы смотрели друг на друга уже не так, как при встрече, в его душу, как и в мою, уже вкралось чувство влечения, хоть мы и не отдавали себе в этом отчета». А Николай о своем первом впечатлении об этой встрече написал в дневнике просто: «Поехали на спектакль в  Театральное училище. Была небольшая пьеса и  балет. Очень хорошо. Ужинали с  воспитанниками». Как большинство артистических натур, Малечка была фаталисткой и  свято верила в  предопределенность этой встречи, ведь оба они были помечены «двойкой»: ему после коронования предстояло стать Николаем II, а ее балетная критика окрестила Кшесинской-2, чтобы как-то отличать от сестры Юлии, тоже талантливой балерины.

В апреле 1892 г. Николай так размышлял о своей любви: «...весьма странное явление, которое я в себе замечаю: я никогда не думал, что два одинаковых чувства, две любви одновременно совместимы в  душе. Теперь уже пошел четвертый год, что я люблю Аликс Г<ессенскую> и постоянно лелею мысль, если Бог даст, на ней когда-нибудь жениться! На следующую зиму я сильно влюбился в Ольгу Д<олгорукую>, теперь, впрочем, это прошло! А с лагеря 1890 года по сие время я страстно полюбил (платонически) маленькую К<шесинскую>. Удивительная вещь наше сердце! Вместе с этим я не перестаю думать об Аликс! Право, можно было бы заключить из этого, что я очень влюбчив? До известной степени да; но я должен прибавить, что внутри я строгий судья и до крайности разборчив!».